Мы будем рады помочь Вам в:

Формат деятельности нового ВСУ: ипотечные и наследственные вопросы

Новый ВСУ — высшая кассационная инстанция, орган, «в руках» которого находится единство правоприменительной практики! За недолгий период своей работы эта инстанция успела «обработать» уже немалое количество дел, при этом, что видится разумным, используя правовые выводы предыдущего ВСУ.

На примерах конкретных разбирательств анализируем попытки нового Верховного Суда разобраться в вопросах ипотеки и наследования!

Так, на рассмотрении ВСУ сейчас находится дело № 235/3619/15-ц, в ходе которого определяется вопрос: указание цены продажи предмета ипотеки в судебном решении?

Собственно, спорность проявляется в том, должна ли цена, выраженная в денежном эквиваленте, указываться в резолютивной части судебного решения или же она определяется в процессе реализации исполнительного производства? Это важно, поскольку Закон «Об исполнительном производстве» предоставляет сторонам право ходатайствовать об определении стоимости имущества, т.е., фактически изменять цену предмета ипотеки. Существующая судебная практика по этому вопросу довольно разнообразна, есть надежда на то, что новый ВСУ сделает ее однозначной!

ВСУ также при рассмотрении дела №760/14438/15-ц должен будет разобраться в необходимости отступления от правовых выводов, касающихся применения статей 33, 36, 37, 39 ЗУ «Об ипотеке» и статей 328, 335, 376, 392 ГКУ, поскольку существует множество противоречивых решений по идентичным спорам, рассмотренным в 2016-2017 годах.

Устранение этих «разногласий» правоприменения может закончиться тем, что прекратится практика признания права собственности на ипотечные объекты в судебном порядке. БП ВСУ уже определено, что передача ипотекодержателю собственнических прав согласно статьям 36 и 37 ЗУ «Об ипотеке» является способом досудебного урегулирования, осуществляемым сторонами без обращения в суд (дело №760/14438/15-ц).

БП ВСУ также сформированы новые выводы при рассмотрении дела №522/407/15-ц относительно наложения взыскания на предмет ипотеки, полученный новым собственником по наследству и касательно оснований для ее прекращения.

Так, теперь любое признание права собственности в порядке наследства на предмет ипотеки реализуется с учетом следующего:

  1. Такого основания как смерть ипотекодателя для прекращения ипотеки законодательством не предусмотрено, она является действительной для приобретателя имущества и к нему автоматически переходит статус ипотекодателя.
  2. Понятия «срок предъявления кредитором наследодателя требований к наследникам» и «срок исковой давности» не являются идентичными. Первое регламентирует часть 4 ст. 1281 ГК и пропуск этого срока означает для кредитора лишение права требования, а второе означает истечение срока ИД с дальнейшим отказом в иске согласно части 4 ст. 267 ГК.

В целом, анализ судебной практики нового ВСУ, показывает, что позиции предшественника были в большинстве случаев верными, поэтому будут применяться и дальше. Что касается спорных жизненных ситуаций наследственного плана, они возникали, и будут возникать всегда, поскольку всех возможных поворотов жизненных событий предусмотреть не может ни один законодатель в мире…

В подведении итогов следует заметить, что для решения неурегулированных законодательством моментов наследственного и обязательственного права, в особенности, когда дело касается ипотеки, необходима юридическая консультация, ведь наследство – это особая часть института гражданского права, которая даже юристами с многолетней практикой признается крайне сложной!

15.05.2018