Мы будем рады помочь Вам в:

Дуализм позиций ВСУ. В каких случаях денежное обязательство считается денежным?

Спорность определения «денежности» и «неденежности» обязательства в Украине бесспорна! Вопрос, кто имеет право на начисление инфляционных расходов и 3% годовых в судах возникает постоянно. Причиной этому является то, что у ВСУ на этот счет есть два противоположных мнения. Рассмотрим обе правовые позиции и попытаемся «докопаться» до истины, находящейся сейчас на утверждении нового Верховного Суда.

Итак, правомерность применения статьи 625 ГКУ относительно начисления инфляционных расходов и 3% годовых в обстоятельствах возникновения у должника внедоговорного обязательства.

Общеизвестно, что денежные обязательства возникают не только на основании договоров, предусматривающих обязанность уплаты средств сторонами. Они порождаются также признанием договора недействительным и применением реституции, обязательством возврата авансового платежа из-за невыполнения поставки и расторжением такого договора, причинением вреда, безосновательностью приобретения, решениями суда и т. д.

Верификация правоотношений, результатом которых есть возникновение у лица внедоговорной обязанности оплатить в пользу другого лица денежные средства, у судей происходит по-разному.

По сути существующих правовых выводов ВСУ есть 2 мнения:

  1. Инфляционные потери и 3% годовых взыскиваются, если дебитор не выполнил договорное условие по уплате средств, а во всех остальных случаях статья 625 ГК не применятся по причине отсутствия денежного обязательства.
  2. Любое обязательство, касающееся оплаты денежных средств, считается денежным, независимо от оснований его возникновения, и к нему применяются положения ст. 625 ГК.

Такая разница во мнениях, очевидно, возникает из-за того, что в ГК не конкретизировано определение «денежное обязательство». Его «расшифровывают» другие НПА, при этом трактуя его больше в контексте тех правоотношений, которые они регулируют.

Вот и получается, что ответственность за просрочку исполнения такого обязательства, несмотря на то, что она конкретизирована ч. 2 ст. 625 ГКУ, применяется или не применяется в зависимости от того посчитает ли конкретный судья обязательство денежным или нет.

Если «копнуть глубже», то каждую из указанных позиций можно обосновать нормами действующего законодательства и правоприменительной практики так, что они обе буду юридически правильными…

Очевидно, что срочно нужна одна правовая позиция, отменяющая 2 вышеупомянутые позиции ВСУ и однозначная конкретизация «денежности» обязательств в действующем законодательстве!

По мнению юристов, участники любых правоотношений, связанных с финансами, просто не должны полностью рассчитывать только лишь на законодательство. Все сделки нужно оформлять соглашениями, за помощью же в разработке договоров — обращаться к практикующим юристам.

Это будет гарантией того, что все будущие проблемы будут решаться в конкретизированных обстоятельствах, а не по воле органов правосудия, считающих ту или иную позицию ВСУ действительной!

05.06.2018